Отчет по учебной практике по вещному праву

Содержание
Введение……………………………………………………………………3
1. Юридическая природа права оперативного управления…………5
1.1. Понятие и сущность права оперативного управления…………5
1.2. Юридические свойства права оперативного управления………9
2. Право оперативного управления на примере учреждений……..19
2.1. Права учреждения по распоряжению имуществом……………19
2.2. О праве учреждения самостоятельно распоряжаться доходами и имуществом, полученными от разрешенной предпринимательской деятельности…………………………………………………………………….21
2.3. Права собственника в отношении имущества, закрепленного за учреждением на праве оперативного управления…………………………29
2.4. Основания возникновения права оперативного управления…31
Заключение……………………………………………………………….36
Список использованной литературы…………………………………37

Бесплатные отчеты по учебным студенческим практикам на нашем сайте!
Введение
Право оперативного управления наряду с правом хозяйственного ведения составляет особую разновидность вещных прав, неизвестную другим правопорядкам. Это вещные права юридических лиц по хозяйственному и иному использованию имущества собственника в объеме, установленном законом. Они призваны оформить имущественную базу для самостоятельного участия в гражданских правоотношениях юридических лиц – несобственников, что невозможно в обычном, классическом имущественном обороте.
Появление, существование и сохранение этих вещных прав в отечественном правопорядке связаны с существованием планово-регулируемой экономики. Государство как собственник основной массы имущества, будучи не в состоянии непосредственно хозяйствовать в принадлежащих ему объектах и одновременно не желая утратить на них право собственности, объективно было вынуждено выпускать в имущественный оборот “самостоятельные” юридические лица – “предприятия” и “учреждения”, закрепляя за ними свое имущество на ограниченном вещном праве.
С введением в действие части первой Гражданского кодекса РФ и до настоящего времени правовое регулирование принадлежности учреждениям имущества на праве оперативного управления претерпело существенные изменения.
В соответствии с п. 1 ст. 120 ГК, ст. 9 ФЗ от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ “О некоммерческих организациях” учреждением признается организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера.
Учреждения могут создаваться на основе любой формы собственности и соответственно принадлежать как государству, муниципальному образованию, так и частным собственникам. В настоящее время законодательством предусмотрено создание следующих видов учреждений: частное учреждение (создается гражданином или юридическим лицом) и государственное или муниципальное учреждение (создается соответственно Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации, муниципальным образованием). В свою очередь государственное или муниципальное учреждение может быть бюджетным, автономным учреждением и казенным.
Всем перечисленным видам учреждений имущество принадлежит на праве оперативного управления.
Цель настоящей работы – рассмотрение права оперативного управления как ограниченного вещного права.
Для достижения поставленной цели в работе решается ряд задач:
– определяется понятие и сущность права оперативного управления;
– выделяются юридические свойства права оперативного управления;
– рассматриваются права учреждения по распоряжению имуществом;
– анализируется право учреждения самостоятельно распоряжаться доходами и имуществом, полученными от разрешенной предпринимательской деятельности
– раскрываются права собственника в отношении имущества, закрепленного за учреждением на праве оперативного управления;
– выделяются основания возникновения права оперативного управления.

1. Юридическая природа права оперативного управления
1.1. Понятие и сущность права оперативного управления
Право оперативного управления является особой разновидностью ограниченных вещных прав, которая очерчивает пределы участия в гражданском обороте юридических лиц, не являющихся собственниками закрепленного за ними имущества.
Впервые категория “оперативное управление” была научно обоснована в трудах А.В. Венедиктова в тот период, когда встал вопрос об определении правового режима государственного имущества, закрепленного за субъектами гражданского оборота. Впоследствии данная конструкция была усовершенствована другими учеными, раскрывающими право оперативного управления как особое вещное право, производное от права собственности . Необходимо отметить, что появление данного права было вызвано исторически сложившейся в нашей стране системой планового ведения хозяйствования, командно-административного управления экономикой, когда государство, будучи единоличным собственником огромного массива имущества, было не способно обеспечивать рациональное и разумное управление им. В то же время, не желая утратить право собственности на принадлежащие ему объекты, государство встало перед необходимостью создавать самостоятельные юридические лица, наделяя их государственным имуществом, закрепляемым на особом ограниченном праве, производном и зависимом от права государственной собственности. Именно такая модель управления государственным имуществом была задумана как наиболее подходящая для государственных предприятий. Необходимо отметить и практическое значение выделения самостоятельной категории оперативного управления. Оно проявляется в разграничении имущественных прав и обязанностей государства как собственника соответствующего имущества, закрепленного за государственными предприятиями, и самого предприятия, наделенного этим имуществом; в определении пределов имущественной самостоятельности государственных предприятий; в возможности четкого разграничения субъектов гражданского права: государства и государственных предприятий, наделенных ограниченным правом на государственное имущество.
Законодательно категория “оперативное управление” впервые была закреплена в Основах гражданского законодательства 1961 г. и в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. и стала именоваться “правом оперативного управления”. Впоследствии в Законе СССР от 6 марта 1990 г. “О собственности в СССР” право оперативного управления было разделено на более широкое по содержанию “право полного хозяйственного ведения”, предназначенное для производственных предприятий, и более узкое “право оперативного управления”, предназначенное для госбюджетных и аналогичных им учреждений.
“Разработанная академиком А.В. Венедиктовым модель оперативного управления была для того времени большим новшеством, и его вклад в развитие цивилистической науки весьма значителен. Более того, данная правовая конструкция выдержала испытание временем и очень долго была наряду с правом собственности единственным ограниченным вещным правом, допускаемым советским гражданским законодательством” .
С переходом к рыночной экономике сформировался несколько иной подход к праву оперативного управления унитарных предприятий, что нашло отражение в современном гражданском законодательстве. В соответствии с действующим законодательством право оперативного управления – это прежде всего субъективное право унитарного предприятия на имущество, закрепленное за ним публичным собственником. Для характеристики юридической природы анализируемого права казенного предприятия необходимо определить его место в системе вещных прав и выявить те специфические свойства, которые позволяют отграничить право оперативного управления от иных вещных прав.
Прежде чем приступить к непосредственной характеристике юридической природы права оперативного управления, обозначим возможные основания разграничения субъективных прав. Деление субъективных прав на имущественные и неимущественные основано на том, что имущественные субъективные права всегда связаны либо с нахождением имущества у того или иного лица (к таковым можно отнести вещные права, включая и право оперативного управления), либо с передачей имущества одним лицом другому (например, обязательственные права). Неимущественные права возникают в связи с нематериальными благами, которые неотделимы от личности их обладателя и непередаваемы другим лицам. Это права на имя, честь, достоинство и т.п.
Субъективные гражданские права могут быть разделены на абсолютные и относительные в зависимости от числа обязанных лиц, противостоящих управомоченному лицу. В абсолютных правах носителю права противостоит неопределенный круг обязанных лиц, тогда как в относительных – строго определенные лица. Вещные права принято относить к абсолютным правам, тогда как обязательственные права – к относительным. Деление же прав на вещные и обязательственные основано на том, что носитель прав в вещных правоотношениях может осуществлять их без содействия обязанных лиц, тогда как субъект обязательственного права в обязательственных правоотношениях может осуществлять это право только при содействии обязанных лиц.
В юридической литературе нет единого мнения относительно правовой природы права оперативного управления. Большинство российских ученых, поддерживая отечественного законодателя, относят право оперативного управления к числу вещных прав. Другие полагают, что право оперативного управления не является вещным, а тяготеет к относительным правам . По мнению третьих, право оперативного управления является по своей природе корпоративным правом . Рассуждая о юридической природе права оперативного управления, прежде всего следует исходить из того, что в соответствии со ст. 216 ГК РФ данное право отнесено к числу вещных прав. Вместе с тем право оперативного управления настолько своеобразно, что позволяет усомниться в обоснованности его включения в число ограниченных вещных прав.
Специфику вещных прав во многом определяют их объекты. Объектами вещных прав являются вещи, обладающие свойством индивидуальной определенности. Если объектом права собственности могут быть как движимые, так и недвижимые вещи, то в качестве объекта ограниченного вещного права (за исключением права хозяйственного ведения и оперативного управления) выступает только недвижимое имущество, которое по своей сути всегда является индивидуально-определенным. Своеобразие объекта права оперативного управления проявляется в его составе. Объектом анализируемого права является предприятие как единый имущественный комплекс, используемый для осуществления производственной или иной хозяйственной деятельности и закрепляемый на балансе соответствующего унитарного предприятия. Как объект права оперативного управления предприятие состоит не просто из совокупности индивидуально-определенных вещей, а из суммы имущественных и неимущественных прав, а также вещей, определяемых родовыми признаками, что не свойственно иным разновидностям вещных прав. Помимо имущества, закрепленного собственником при учреждении унитарного предприятия, объектами оперативного управления становятся имущество, приобретенное предприятием по договорам или иным основаниям, а также результаты хозяйственного использования имущества, находящегося на ограниченном вещном праве (п. 2 ст. 299 ГК РФ). В состав имущества казенного предприятия могут входить земельные участки, переданные субъектам оперативного управления из состава государственных и муниципальных земель. Однако данные объекты не подпадают под режим оперативного управления, поскольку согласно ст. 20 ЗК РФ предоставляются указанным субъектам на праве постоянного (бессрочного) пользования.
Субъектами вещных прав могут быть граждане, юридические лица, публично-правовые образования. Специфика субъектов права оперативного управления обусловлена их деятельностью преимущественно в целях удовлетворения публично-правовых интересов. Этим объясняется то, что только государственные и муниципальные предприятия могут обладать правом оперативного управления на имущество.

1.2. Юридические свойства права оперативного управления
Отличие права оперативного управления от иных вещных прав состоит в его характере. Вещные права являются абсолютными. В абсолютном правоотношении праву управомоченного лица противостоит обязанность неопределенного круга лиц (абсолютно всех), а не конкретного обязанного лица, что характерно для обязательственных прав, являющихся в силу этого относительными по своей юридической природе. Конструкция права оперативного управления такова, что обладателю данного права противостоит в качестве обязанных неопределенное количество лиц. В этом смысле право оперативного управления характеризуется как абсолютное право. Очевидно, что отношения, возникающие между собственником имущества, закрепленного в оперативное управление, и унитарным предприятием, являются относительными, поскольку указанные отношения возникают между конкретными субъектами, а их содержание составляет комплекс субъективных прав и обязанностей друг перед другом. Так, например, казенное предприятие организует свою финансово-хозяйственную деятельность исходя из необходимости выполнения работ и оказания услуг в соответствии с утвержденной в установленном порядке сметой доходов и расходов, то есть на казенное предприятие возложена обязанность совершить определенные действия в пользу учредителя-собственника, как-то: выполнить работу, оказать услугу в соответствии с заданиями последнего и целевым назначением имущества. В свою очередь собственник имущества имеет право требовать от казенного предприятия исполнения его обязанности согласно природе относительных (обязательственных) отношений, призванных урегулировать отношения, возникающие между его участниками – кредитором и должником – по поводу совершения последним определенного действия в пользу кредитора. Сказанное позволяет выделить в составе права оперативного управления элементы, присущие как абсолютным, так и относительным правоотношениям. Это подчеркивает смешанную природу анализируемого права.
Однако праву оперативного управления присущи и вещно-правовые свойства. Право следования как существенный признак вещных прав наблюдается при передаче государственного или муниципального предприятия от одного публичного собственника к другому (п. 1 ст. 300 ГК РФ, п. 3 ст. 1 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ “О государственных и муниципальных унитарных предприятиях”, далее – Закон об унитарных предприятиях). В этом случае право оперативного управления сохраняется, что говорит о наличии в его составе “правомочия следования”, что характерно для ограниченных вещных прав.
При определении вещно-правовых качеств права оперативного управления важно также учитывать, что вещное право характеризует отношение субъекта права к принадлежащей ему вещи, которое выражается в определенной законом возможности владеть, пользоваться и распоряжаться обладаемым имуществом. Передавая имущество унитарному предприятию, собственник лишается возможности осуществлять в отношении его названные правомочия, поскольку имущество выбывает из фактического обладания собственника и закрепляется на балансе создаваемого им юридического лица на ограниченном вещном праве. Государственные (муниципальные) предприятия осуществляют правомочия владения, пользования и распоряжения в отношении имущества, переданного собственником, в пределах, установленных законом, а также в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника этого имущества и назначением имущества. Для выявления вещно-правового содержания права оперативного управления необходимо проанализировать указанные пределы.
Правомочие владения – это фактическое обладание вещью. Поскольку владение казенного предприятия основывается на законном основании (титуле), его называют титульным владением. Правомочие владения является необходимым условием для исполнения заказов собственника на поставку товаров, производство работ или оказание услуг для государственных или муниципальных нужд, а отсюда и соответствующее значение данного правомочия. Однако, на наш взгляд, такое утверждение не дает никаких оснований для признания правомочия владения определяющим в содержании права оперативного управления, поскольку “главным, решающим в содержании любого явления является то, что определяет это содержание. Между тем правомочие владения не может быть таким определяющим элементом, ибо владение имуществом не самоцель ни для предприятия, ни для государства, передающего имущество во владение” . Владение имуществом направлено в конечном счете на выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд, которое достигается посредством его целевого использования. Подобный целевой характер использования имущества, закрепленного на праве оперативного управления, продиктован особой сущностью казенных предприятий, наделенных ограниченным вещным правом на имущество публичного собственника. Будучи собственником имущества, переданного в оперативное управление, государство заинтересовано в обеспечении его сохранности и надлежащем использовании. Такая заинтересованность собственника подкрепляется определенными правовыми последствиями для предприятий, получивших имущество в свое оперативное управление и не соблюдающих прямое назначение данного имущества. В соответствии со ст. 296 ГК РФ “собственник имущества вправе изъять излишнее, неиспользуемое или используемое не по назначению имущество, закрепленное им за казенным предприятием или учреждением либо приобретенное казенным предприятием или учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение этого имущества”. Между тем процедура такого изъятия законодательно не регламентирована, что может негативно сказаться на практической деятельности казенных предприятий. В связи с этим представляется необходимым разработать и закрепить на нормативно-правовом уровне механизмы правомерного изъятия собственником имущества, переданного в оперативное управление предприятия. Более того, в целях защиты прав собственника соответствующего имущества предлагается расширить перечень оснований правомерного изъятия собственником имущества. В качестве дополнительных оснований предлагается предусмотреть:
– использование имущества способами, приводящими к существенному ухудшению его состояния. Подобное основание, как нам представляется, может быть установлено в отношении такого имущества, как природные объекты и природные ресурсы;
– неэффективное использование имущества. Полагаем, что степень эффективности следует определять исходя из показателей доходности и экономической эффективности деятельности казенных предприятий. При этом данное основание, на наш взгляд, не должно распространяться на унитарные предприятия, занятые в социальной сфере и не способные приносить доход.
В соответствии со ст. 299 ГК РФ плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в оперативном управлении, а также имущество, приобретенное унитарным предприятием по договору или иным основаниям, поступают в оперативное управление предприятия. Таким образом, данное имущество становится объектом права собственности публичного образования, а не самих юридических лиц.
Данную норму следует признать справедливой, поскольку имущественной базой для появления плодов, доходов стало имущество собственника-учредителя, находящееся у предприятия на ограниченном праве.
Наиболее существенным, но в то же время сложным для раскрытия его сущности представляется правомочие распоряжения имуществом унитарного предприятия. Согласно ст. 297 ГК РФ казенное предприятие вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом лишь с согласия собственника этого имущества. Согласие собственника имущества в соответствии с постановлением Правительства РФ от 03.12.04 N 739 “О полномочиях федеральных органов исполнительной власти по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия” дают федеральные органы исполнительной власти, координирующие деятельность соответствующих государственных предприятий. Для обеспечения единообразия толкования различными субъектами норм названного постановления были подготовлены соответствующие разъяснения в письме Федерального агентства по управлению федеральным имуществом от 20.06.05 N ВН-12/13361 “О реализации прав собственника имущества в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 декабря 2004 г. N 739″.
В случае если стоимость сделки предприятия составит свыше 150 млн руб., то в соответствии с п. 1 постановления Правительства РФ от 06.06.03 N 333 “О реализации федеральными органами исполнительной власти полномочий по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия” согласование осуществляется Федеральным агентством по управлению федеральным имуществом (ныне – Федеральное агентство по управлению государственным имуществом) на основании решения Правительства РФ или решения, принимаемого по его поручению заместителем председателя Правительства РФ. Полномочия Минимущества России (Федерального агентства по управлению государственным имуществом) по даче согласия на распоряжение недвижимым имуществом, принадлежащим федеральным государственным унитарным предприятиям, могут быть делегированы министерством его территориальным органам. Перечень документов, представляемых федеральным государственным унитарным предприятием для получения согласия на совершение сделок, утвержден распоряжением Минимущества России от 15.07.03 N 3142-р.
Пленум ВАС РФ в п. 7 постановления от 25.02.98 N 8 “О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав” отметил, что сделки по отчуждению имущества, совершенные унитарными предприятиями вопреки ограничениям, установленным ст. 295, 296 ГК РФ, являются недействительными. Необходимо обратить внимание на то, что признание сделки по отчуждению имущества недействительной возможно только в двух случаях:
– неполучения должным образом согласия собственника на ее совершение;
– отчуждения имущества предприятия, приведшего к невозможности его использования по целевому назначению.
Таким образом, реализация публичного интереса происходит не только путем определения предмета, видов и целей деятельности унитарного предприятия, но и путем закрепления за ним имущества на праве оперативного управления, через предоставление ему определенного объема правомочий по владению, пользованию и распоряжению государственным или муниципальным имуществом .
Важную часть содержания права оперативного управления составляют пределы возможного и допустимого законом поведения собственника в отношении государственного (муниципального) предприятия и закрепленного за ним имущества (ст. 296 ГК РФ, ст. 20 Закона об унитарных предприятиях). Употребляемое в Законе выражение “собственник имущества унитарного предприятия” характеризуется множественностью входящих в него субъектов, к числу которых относятся Российская Федерации, субъекты РФ, муниципальные образования. Указанные субъекты права, являясь собственниками имущества, закрепленного за унитарными предприятиями на праве оперативного управления, непосредственно не реализуют закрепленные за ними права. От их имени в имущественных правоотношениях выступают государственные и муниципальные органы в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (ст. 125 ГК РФ). На уровне Российской Федерации права собственника имущества унитарного предприятия в соответствии со своей компетенцией осуществляют прежде всего Правительство РФ, Минэкономразвития России, Федеральное агентство по управлению государственным имуществом, отраслевые федеральные органы исполнительной власти.
Все правомочия собственника в зависимости от их направленности можно разделить на две большие группы:
1) права собственника в отношении государственного (муниципального) предприятия;
2) права собственника в отношении имущества созданного им предприятия.
В первую группу входят правомочия собственника, направленные на определение правового положения казенного предприятия в качестве субъекта права. В связи с этим собственник имущества принимает решение о создании предприятия. Решение о создании государственного (муниципального) предприятия принимается собственником единолично путем принятия одностороннего распорядительного акта. Если необходимо создать федеральное унитарное предприятие, то решение об учреждении принимается на уровне Правительства РФ или федеральными органами исполнительной власти в соответствии с актами, определяющими компетенцию таких органов. Так, к примеру, во исполнение распоряжения Правительства РФ от 06.02.04 N 159-р было создано Федеральное государственное унитарное предприятие “Российский научно-технический центр информации по стандартизации, метрологии и оценке соответствия”.
На уровне субъектов РФ права собственника имущества унитарного предприятия в соответствии со своей компетенцией могут осуществлять органы исполнительной власти соответствующих субъектов Федерации. Компетенция этих органов определяется на основе Конституции РФ конституциями, уставами, законами субъектов РФ и другими актами регионального законодательства.
На муниципальном уровне права собственника имущества унитарного предприятия осуществляют выборные и другие органы, наделенные полномочиями на решение вопросов местного значения и не входящие в систему органов государственной власти.
Как правило, при решении вопроса о создании государственного (муниципального) унитарного предприятия определяются основные направления его деятельности, назначается руководитель, согласовывается прием на работу главного бухгалтера, дается поручение соответствующим органам об утверждении устава предприятия.
Вторую группу составляют права собственника в отношении имущества казенного предприятия. В связи с этим собственник определяет состав и наделяет имуществом унитарное предприятие на праве оперативного управления.
Основной задачей государственного (муниципального) образования как собственника имущества, переданного унитарному предприятию, является обеспечение эффективного использования предприятием публичного имущества. Эта задача, по мнению И.В. Ершовой, “может быть достигнута посредством реализации ряда функций государственного управления, и в первую очередь функции управления и контроля” . Комплекс прав по осуществлению контроля за финансово-хозяйственной деятельностью предприятия и сохранностью переданного на праве оперативного управления имущества в общем виде назван в ст. 20 Закона об унитарных предприятиях: собственник имущества определяет порядок составления, утверждения и установления показателей планов (программы) финансово-хозяйственной деятельности унитарного предприятия; утверждает бухгалтерскую отчетность и отчеты унитарного предприятия; осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего унитарному предприятию имущества; утверждает показатели экономической эффективности деятельности унитарного предприятия и контролирует их выполнение; принимает решения о проведении аудиторских проверок. Механизм реализации названных прав собственника регламентирован в постановлении Правительства РФ от 03.02.2000 N 104 “Об усилении контроля за деятельностью федеральных государственных унитарных предприятий и управлением находящимися в федеральной собственности акциями открытых акционерных обществ”, в приказе Федерального агентства по управлению федеральным имуществом от 14.05.05 N 144 “О проведении обязательного аудита федеральных государственных унитарных предприятий и организаций, в уставных (складочных) капиталах которых доля государственной собственности составляет не менее 25 процентов”.
Во вторую группу прав собственника входят также правомочия, связанные с определением содержания и с участием в хозяйственной деятельности государственного (муниципального) предприятия. В частности, собственник имущества дает согласие на распоряжение имуществом, а в случаях, установленных федеральными законами, иными нормативно-правовыми актами или уставом унитарного предприятия, на совершение иных сделок; дает согласие на создание филиалов и открытие представительств унитарного предприятия, на участие унитарного предприятия в иных юридических лицах, на совершение крупных сделок, сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, и других сделок.
Комплекс прав, закрепленных за собственником имущества казенного предприятия в ст. 20 Закона об унитарных предприятиях, не является исчерпывающим. Права и обязанности собственника могут быть предусмотрены иными правовыми актами. Так, постановлением Правительства РФ от 05.06.08 N 432 определен федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий полномочия собственника в сфере управления государственной собственностью. В соответствии с данным постановлением утверждено Положение о Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом, которым установлены дополнительные полномочия названного органа исполнительной власти в отношении унитарного предприятия и его имущества. Содержание названного акта демонстрирует, насколько широк круг полномочий органа, осуществляющего права собственника федерального имущества.
Таким образом, вещно-правовое содержание права оперативного управления отражает реальные возможности носителя данного права осуществлять правомочия в отношении принадлежащего ему имущества, которые определяются исходя из пределов, устанавливаемых законом, в соответствии с целями деятельности, заданиями собственника и назначением имущества.
В отношениях между учредителем-собственником, созданным им казенным предприятием и руководителем прослеживается корпоративная природа оперативного управления . Объем и содержание данных правоотношений определяются законом и учредительным документом организации. Действующее законодательство предоставляет собственнику имущества целый ряд правомочий. Учредитель-собственник регламентирует общий порядок корпоративных правоотношений, устанавливая общие принципы и правила корпоративного поведения внутри предприятия, а также принципы взаимоотношений унитарного предприятия с третьими лицами.
В свою очередь руководитель унитарного предприятия, не обладая всеми необходимыми признаками субъекта корпоративного правоотношения, является участником внутренних управленческих отношений.
Перечисленные особенности оперативного управления заставляют усомниться в обоснованности традиционного для отечественного гражданского права включения права оперативного управления в группу ограниченных вещных прав.
Учитывая изложенное, можно отметить особую правовую природу права оперативного управления казенного предприятия, порождающую три вида правоотношений:
– отношение носителя права оперативного управления к принадлежащему ему имуществу, характеризующееся как вещно-правовое;
– отношения, возникающие между собственником имущества и субъектом права оперативного управления, которые по своей природе являются обязательственными;
– отношения между учредителем-собственником, самим предприятием и его руководителем по поводу создания, функционирования и правового статуса государственного (муниципального) унитарного предприятия, являющиеся корпоративными. Определять природу права оперативного управления следует каждый раз в зависимости от круга рассматриваемых отношений.

2. Право оперативного управления на примере учреждений
2.1. Права учреждения по распоряжению имуществом
Согласно п. 1 ст. 296 ГК РФ учреждения могут распоряжаться закрепленным за ними имуществом с согласия собственника, если иное не установлено законом.
Исходя из приведенного положения закона, по общему правилу, учреждение может распоряжаться закрепленным за ним имуществом только с согласия собственника. Иной порядок распоряжения имуществом может быть установлен только законом.
В настоящее время возможность распоряжения имуществом зависит от вида учреждения. Пожалуй, самым узким по содержанию (по признаку возможности распоряжения имуществом) является право оперативного управления частного учреждения. Так, согласно п. 1 ст. 298 ГК РФ частное учреждение не вправе отчуждать либо иным способом распоряжаться имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным этим учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества. Это означает, что частное учреждение не может отчуждать либо иным способом распоряжаться имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным этим учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества даже с согласия собственника.
Далее идет казенное учреждение. Казенное учреждение не вправе отчуждать либо иным способом распоряжаться имуществом без согласия собственника имущества.
Порядок осуществления автономным и бюджетным учреждением правомочия по распоряжению зависит от вида имущества и способа его приобретения. Так, автономное учреждение без согласия собственника не вправе распоряжаться недвижимым имуществом и особо ценным движимым имуществом, закрепленными за ним собственником или приобретенными автономным учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества. Остальным имуществом (это может быть как движимое, так и недвижимое имущество), находящимся у него на праве оперативного управления, автономное учреждение вправе распоряжаться самостоятельно, если иное не установлено законом.
При этом в ст. 3 ФЗ от 3 ноября 2006 г. “Об автономных учреждениях” устанавливается еще одно ограничение для автономных учреждений по распоряжению перечисленным в п. 2 ст. 298 ГК РФ имуществом – им запрещено без согласия своего учредителя вносить данное имущество в уставный (складочный) капитал других юридических лиц или иным образом передавать это имущество другим юридическим лицам в качестве их учредителя или участника (за исключением объектов культурного наследия народов Российской Федерации, предметов и документов, входящих в состав Музейного фонда Российской Федерации, Архивного фонда Российской Федерации, национального библиотечного фонда).
Что касается бюджетного учреждения, то оно без согласия собственника не вправе распоряжаться особо ценным движимым имуществом, закрепленным за ним собственником или приобретенным бюджетным учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества, а также недвижимым имуществом. Здесь имеется в виду любое недвижимое имущество – как закрепленное за ним собственником или приобретенное бюджетным учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение такого имущества, так и приобретенное от разрешенной хозяйственной деятельности. Остальным имуществом, находящимся у него на праве оперативного управления, бюджетное учреждение вправе распоряжаться самостоятельно, если иное не установлено законом.
Следует отметить, что всем видам учреждений учредительными документами может быть предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность (предпринимательскую деятельность). При этом, что интересно, для всех учреждений, кроме частного и казенного, законодатель отдельно оговаривает, что заниматься приносящей доходы деятельностью они могут лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых оно создано, и соответствует этим целям. Однако такой законодательный прием не означает, что частное и казенное учреждение могут заниматься предпринимательской деятельностью не для обеспечения своих уставных целей и задач, поскольку как и все другие некоммерческие организации все виды учреждений обладают специальной правосубъектностью.

2.2. О праве учреждения самостоятельно распоряжаться доходами и имуществом, полученными от разрешенной предпринимательской деятельности
По закону основным источником финансирования деятельности учреждений являются поступления от собственника-учредителя. Так, в ст. 120 ГК РФ предусмотрено, что частное учреждение полностью или частично финансируется собственником его имущества. Согласно п. 2 ст. 161 Бюджетного кодекса РФ финансовое обеспечение деятельности казенного учреждения осуществляется за счет средств соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации и на основании бюджетной сметы. А финансовое обеспечение деятельности автономного учреждения осуществляется в виде субсидий из соответствующего бюджета бюджетной системы (ст. 4 ФЗ “Об автономных учреждениях”).
В то же время многие учреждения сегодня ведут наряду с основной также и предпринимательскую деятельность. Действующее гражданское законодательство подробно не регламентирует предпринимательскую деятельность учреждений, оно лишь разрешает ее при условии, что такое право предоставлено ему в учредительных документах.
Какую деятельность учреждений можно отнести к предпринимательской? Исходя из закрепленного в ст. 2 ГК РФ понятия предпринимательской деятельности ею считаются систематические, осуществляемые на свой риск:
сдача в аренду имущества учреждения; торговля товарами, оборудованием; оказание платных услуг;
долевое участие в деятельности других учреждений и организаций;
приобретение акций, облигаций, иных ценных бумаг и получение доходов (дивидендов, процентов) по ним;
ведение приносящей доход иной деятельности, непосредственно не связанной с собственным производством, предусмотренным уставом.
Однако данный перечень нельзя считать исчерпывающим. В реальности учреждение может заниматься и любой другой предпринимательской деятельностью, которая не запрещена законом, соответствует правовой природе учреждения и предусмотрена его уставом. Кроме того, у некоторых категорий учреждений отдельные виды деятельности не расцениваются как предпринимательство (например, платные услуги образовательных учреждений).
Доходы от предпринимательской деятельности учреждение получает благодаря собственной инициативе. Помощь собственника сводится лишь к одобрению соответствующих положений устава учреждения. При этом доходы от такой деятельности поступают в самостоятельное распоряжение учреждения, исключения составляют казенные учреждения, так как доходы, полученные от указанной деятельности казенного учреждения, поступают в соответствующий бюджет бюджетной системы Российской Федерации.
В теории и правоприменительной практике данная норма ГК породила множество точек зрения относительно природы права учреждений на самостоятельное распоряжение.
Есть мнение, что право самостоятельного распоряжения имуществом учреждения является правом хозяйственного ведения . Представители санкт-петербургской школы цивилистики придерживаются точки зрения, что рассматриваемое право учреждения является особым вещным правом . Аналогичной точки зрения придерживаются также и Л.В. Щенникова , С.О. Корытов , С. Зинченко, С. Корх. В частности, С. Зинченко и С. Корх отмечают, что “сложившаяся практика применения анализируемых норм показывает, что содержание права самостоятельного распоряжения по объему уже права собственности и шире прав хозяйственного ведения и оперативного управления. Очевидно, оно является одной из разновидностей вторичных (производных) вещных прав, содержащих свой набор правомочий, составляющих его содержание” . М.В. Чередникова полагает, что право учреждения самостоятельно распоряжаться доходами, полученными от разрешенной собственниками деятельности, и имуществом, приобретенным за счет этих средств, является правом оперативного управления .
И, наконец, есть мнение, что право самостоятельного распоряжения имуществом учреждения является правом собственности, ограниченным: 1) по кругу объектов, которые учреждение вправе приобретать; 2) целями, предусмотренными учредительными документами; 3) назначением имущества .
Действительно, неточность формулировки п. 2 ст. 298 ГК вызывает на практике ситуации, когда учреждения наделяются правом собственности на имущество, приобретенное за счет доходов, полученных от разрешенной хозяйственной деятельности. Более того, возможность иметь имущество на праве собственности нашло законодательное закрепление.
По мнению автора статьи, в рассматриваемой ситуации имеют место два режима имущества учреждения. Первый – право оперативного управления в “чистом виде”, которое имеет учреждение в отношении имущества, закрепленного за ним собственником и приобретенного за счет средств, выделенных собственником имущества, а также на плоды, продукцию, доходы, полученные от использования имущества, находящегося в оперативном управлении учреждения (п. 2 ст. 299 ГК). Второй режим установлен для имущества, приобретенного учреждением на доходы, полученные от разрешенной учредительными документами предпринимательской деятельности. Такое имущество поступает в самостоятельное распоряжения учреждения, т.е. содержание права оперативного управления дополняется дополнительным правомочием. Однако нет оснований полагать, что режим такого имущества трансформируется в право собственности или хозяйственного ведения учреждения. Применение к рассматриваемому праву учреждения конструкция права хозяйственного ведения может “работать” лишь в отношении движимого имущества (поскольку в соответствии с п. 2 ст. 295 ГК движимым имуществом предприятие распоряжается, по общему правилу, самостоятельно, без согласия собственника). В то же время, когда речь идет о недвижимом имуществе, субъект права хозяйственного ведения может им распорядиться только с согласия собственника имущества без каких-либо исключений из данного правила. Очевидно, что учреждение за счет доходов от разрешенной предпринимательской деятельности может приобретать не только движимое, но и недвижимое имущество, и в случае распространения на “право самостоятельного распоряжения учреждения” режима права хозяйственного ведения должен сохраняться ограниченный характер распоряжения недвижимым имуществом (с согласия собственника).
Также нет оснований полагать, что право учреждений на самостоятельное распоряжение доходами, полученными от разрешенной хозяйственной деятельности, является самостоятельным вещным правом, отличным от права оперативного управления.
Признание указанного права учреждения самостоятельным, новым вещным правом не только нецелесообразно, но и в принципе не отвечает требованиям рыночных отношений, при которых их участники всегда являются собственниками, самостоятельно распоряжающимися своим имуществом.
Представляется, что в ст. 298 ГК речь идет все-таки о праве оперативного управления, но с дополнительным правом самостоятельного распоряжения доходами и приобретенным за счет собственных доходов имуществом, т.е. в данном случае предусматривается дополнительное правомочие, которое входит в содержание права оперативного управления.
Подобные критикуемые положения имеются в ряде законодательных актов:
в п. 5 ст. 39 Закона РФ от 10 июля 1992 г. N 3266-I “Об образовании” – негосударственное образовательное учреждение (организация) может быть собственником имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации;
в п. 2 ст. 27 ФЗ от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ “О высшем и послевузовском профессиональном образовании” – негосударственные высшие учебные заведения могут быть собственниками имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации.
По мнению автора, ни при каких условиях у юридического лица, созданного в форме учреждения, не может возникнуть права собственности на имущество. Учреждение не может приобретать права собственности на приобретенное имущество даже за счет собственных доходов. Такое имущество поступает в его оперативное управление, но никак не в собственность.
В качестве обоснования такой позиции можно привести следующие аргументы.
Во-первых, владение имуществом на праве собственности противоречит самой сути правовой конструкции учреждения.
Исходя из положений п. 1 ст. 120 ГК учреждением признается некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера.
Права учреждения на имущество, закрепленное за ним собственником, а также на имущество, приобретенное учреждением, определяются в соответствии со ст. 296 ГК РФ, а именно – право оперативного управления.
В этой связи совершенно справедливо отмечают С. Зинченко и С. Корх: “Нет логики в признании собственниками образовательных учреждений в силу того, что они создаются самим собственником (ст. 120 ГК), а имущество закрепляется за ними на праве оперативного управления как производном (вторичном) вещном праве (ст. 296 ГК)” .
Учреждение – единственная разновидность некоммерческих организаций, не являющихся собственником своего имущества. Они финансируются их учредителями-собственниками, получая в силу этого ограниченное вещное право на предоставленное им имущество и достаточно узкие возможности самостоятельного распоряжения имуществом, что выражается в специальной правосубъектности учреждения.
Кроме того, в ст. 213 ГК прямо устанавливается невозможность владения учреждением имуществом на праве собственности. Так, в соответствии с п. 3 ст. 213 ГК коммерческие и некоммерческие организации, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям.
Во-вторых, все имущественные отношения, опосредующие принадлежность какого либо имущества на праве собственности определенным лицам, а также отношения, возникающие в связи с нахождением имущества у лиц, не являющихся его собственниками (право хозяйственного ведения, оперативного управления имуществом), относятся к области регулирования гражданского законодательства. В соответствии с п. 2 ст. 3 ГК РФ гражданское законодательство состоит из ГК и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов. Нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать Кодексу.
Очевидно, ГК четко закрепил приоритет норм Гражданского кодекса перед другими законами. Кроме того, согласно ст. 4 ФЗ от 30 ноября 1994 г. N 52-ФЗ “О введении в действие части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации” законы и иные правовые акты РФ применяются постольку, поскольку они не противоречат ГК РФ.
Таким образом, нормы всех остальных федеральных законов, регулирующих гражданско-правовые отношения, должны не противоречить Гражданскому кодексу. ГК не предусматривает владение учреждением имуществом на праве собственности.
В-третьих, п. 3 ст. 120 ГК, который содержит положение о том, что особенности правового положения отдельных видов государственных и иных учреждений определяются законом и иными правовыми актами, не означает, что может устанавливаться режим имущества учреждения, отличный от режима имущества, установленного Гражданским кодексом. В данном случае имеются в виду особенности правового положения именно отдельных видов учреждений, их статус, особенности организации и управления, основные задачи и т.п.
Таким образом, законы и иные нормативные акты, определяющие особенности правового положения отдельных видов учреждений, не должны изменять режим имущества учреждения, установленный Гражданским кодексом.
В этой связи совершенно справедливо отмечается в п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2006 г. N 21 “О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров с участием государственных и муниципальных учреждений, связанных с применением статьи 120 Гражданского кодекса Российской Федерации” , что, решая вопрос об объеме полномочий учреждения в отношении указанных доходов и имущества, судам надлежит исходить из следующего. Кодекс, не регламентируя содержание права самостоятельного распоряжения имуществом, приобретенным за счет доходов, полученных от приносящей доходы деятельности, определяет, что учреждение в силу ст.ст. 120, 296, 298 ГК РФ не может обладать данным имуществом на праве собственности.
Этот вывод основан на толковании нормы ГК РФ, не предусматривающей каких-либо изъятий из применения установленного ею требования. Кроме того, учитывается назначение учреждений, целью деятельности которых является осуществление определенных функций некоммерческого характера. Деятельность, приносящая доходы, может осуществляться ими в ограниченных пределах и не должна ставиться в один ряд с основной. Для этого предусмотрен контроль собственника.

2.3. Права собственника в отношении имущества, закрепленного за учреждением на праве оперативного управления
В соответствии с п. 2 ст. 296 ГК РФ собственник имущества вправе изъять у учреждения излишнее имущество, неиспользуемое или используемое не по назначению.
Правом изъятия имущества наделен как собственник, так и орган, выступающий от его имени. Указанные основания применяются для изъятия как закрепленного собственником за учреждением имущества, так и имущества, которое было приобретено учреждением за счет средств, выделенных ему собственником на приобретение этого имущества. Имуществом, изъятым у учреждения, собственник этого имущества вправе распорядиться по своему усмотрению. Здесь следует отметить, что в Гражданском кодексе РФ установлен исчерпывающий перечень оснований, по которым собственник может изъять имущество у учреждения во внесудебном порядке, и допускается это только по трем основаниям: а) имущество лишнее; б) имущество не используется и в) имущество используется не по назначению (в данном случае имеется в виду целевое назначение имущества). Следовательно, одного желания собственника изъять и по своему усмотрению распорядиться имуществом учреждения недостаточно. Необходимо иметь в виду, что решение собственника об изъятии имущества у учреждения должно быть правомерным. Собственник должен доказать, что своими действиями не нарушил требований ст. 296 ГК РФ. При этом обладатель ограниченного вещного права, в нашем случае учреждение, наделен правом защиты своего владения, в том числе и против собственника (ст. 305 ГК РФ). Как отмечается в п. 41 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 8 от 1 июля 1996 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” , бремя доказывания наличия обстоятельств, являющихся в соответствии с ГК РФ основаниями для изъятия либо иного распоряжения имуществом (п. 2 ст. 296), возложено на соответствующий управомоченный собственником орган. При недоказанности таких фактов соответствующий акт собственника (уполномоченного им органа) подлежит признанию недействительным.
Анализ судебной практики показывает, что при разрешении споров между учреждением и собственником по вопросу правомерности изъятия у последнего имущества суд зачастую становится на сторону учреждения. Так, по одному из дел суд пришел к выводу, что распоряжение государственного органа о прекращении у учреждения права оперативного управления имуществом принято с нарушением п. 2 ст. 296 ГК РФ. Государственным органом не доказана обоснованность изъятия у заявителя имущества в связи с его неиспользованием или использованием его не по назначению, поскольку предоставление помещений в пользование третьим лицам в рамках договоров на оказание образовательных услуг не свидетельствует о том, что эти помещения являются излишними и не используются при осуществлении уставной деятельности . По другому делу судом признано недействительным распоряжение территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом о закреплении недвижимого имущества, принадлежащего автошколе на праве оперативного управления, за другим учреждением. По результатам проверки сохранности и использования имущества по назначению установлено, что не по назначению используется часть спорного имущества. Изъятие же у автошколы всего имущества нарушит право организации на осуществление деятельности по подготовке граждан по военно-учетным специальностям и военно-прикладным видам спорта .

2.4. Основания возникновения права оперативного управления
Анализ ст. 299 ГК РФ позволяет выделить два основания возникновения права оперативного управления:
по решению собственника о закреплении имущества на праве оперативного управления – п. 1 ст. 299 ГК РФ;
вследствие поступления имущества в оперативное управление по договору, иному основанию в порядке, установленном ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для приобретения права собственности, – п. 2 ст. 299 ГК РФ.
Решение собственника как основание возникновения права оперативного управления. В силу п. 1 ст. 114, п. 1 ст. 299 ГК РФ решение собственника представляет собой властный акт одностороннего характера, свидетельствующий о передаче имущества в оперативное управление. Чаще всего данные решения оформляются как индивидуальные нормативные акты, распоряжения уполномоченного лица на закрепление имущества (например, распоряжения, решения о закреплении имущества).
На практике встречаются случаи, когда документом, подтверждающим закрепление имущества за учреждением на праве оперативного управления, может быть и договор о закреплении имущества на праве оперативного управления. Кроме того, также встречаются договоры о порядке использования имущества, закрепленного на праве оперативного управления.
В связи с тем, что в п. 1 ст. 299 ГК речь идет о принятом собственником решении о закреплении имущества на праве оперативного управления (в смысле одностороннего властного акта), то возникает проблема в оценке договора как правоустанавливающего документа. Можно ли рассматривать такой договор в качестве основания возникновения права оперативного управления? По мнению автора статьи, договор как основание возникновения права оперативного управления имеет право на существование, но только в случае, если из него четко усматривается воля собственника на закрепление имущества и можно определить состав имущества, передаваемого в оперативное управление. По такому пути идет практика, в частности, управление по государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве принимает в качестве правоустанавливающего документа, подтверждающего закрепление недвижимого имущества на праве оперативного управления, договор о закреплении имущества на праве оперативного управления. Есть мнение, что право оперативного управления не может возникать из двухсторонней сделки. Например, в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 4 января 2001 г. N КГ-А40/3284-01 отмечается: “В соответствии со статьей 9 ФЗ “О некоммерческих организациях” имущество учреждения закрепляется за ним на праве оперативного управления в соответствии с Гражданским кодексом РФ. При этом законом не предусмотрена возможность возникновения права оперативного управления на основании двухсторонней сделки, а предусмотрено лишь закрепление имущества, когда учредитель принимает односторонний акт, а у учреждения имеется обязанность принять закрепленное за ним имущество”.
Такое толкование соответствует букве закона, поскольку согласно п. 1 ст. 299 ГК РФ в качестве первичного основания возникновения права оперативного управления должен быть именно акт собственника о закреплении имущества.
На практике возникает вопрос: может ли собственник закрепить имущество на праве оперативного управления за учреждением, учредителем которого он не является?
Прежде чем ответить на поставленный вопрос, приведем пример из практики.
Организация – бюджетное учреждение обратилась в учреждение юстиции за регистрацией права оперативного управления на часть здания.
В качестве правоустанавливающего документа был представлен договор о закреплении имущества на праве оперативного управления. При этом передавалось имущество акционерным обществом (АО), которое не является собственником – учредителем учреждения.
Учреждению было отказано в регистрации права оперативного управления в связи с тем, что АО не является учредителем учреждения и, следовательно, не может закреплять имущество за учреждением, не будучи его собственником (ст.ст. 120, п. 2 ст. 48 ГК).
Учреждение обратилось с иском в суд об обжаловании отказа в государственной регистрации и просило обязать учреждение юстиции зарегистрировать право оперативного управления.
Решением Арбитражного суда г. Москвы иск был удовлетворен. Вынося решение об удовлетворении исковых требований ОА, Арбитражный суд первой инстанции руководствовался ст. 209 ГК РФ, в соответствии с которой собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность других лиц, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, распоряжаться им иным образом.
Указанное решение было обжаловано и постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа решение суда первой инстанции было отменено и в иске отказано .
По мнению автора, лицо, не являющееся учредителем учреждения, не может закреплять за ним имущество на праве оперативного управления. Таким правом наделен именно собственник-учредитель. В подтверждение данного мнения можно привести следующие аргументы.
Во-первых, закрепление имущества на праве оперативного управления за учреждением не его собственником противоречит нормам ГК об учреждениях.
Исходя из смысла ст. 120 ГК РФ, которая закрепляет понятие учреждения, только собственник-учредитель может наделять свое учреждение имуществом на праве оперативного управления. Так, в соответствии со ст. 120 ГК РФ “учреждением признается некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных и иных функций некоммерческого характера”.
В этой же статье определяется и правовой режим имущества учреждения. Учреждение владеет закрепленным за ним собственником-учредителем имуществом на праве оперативного управления (ст. 296 ГК РФ).
Таким образом, по смыслу ст. 120 ГК РФ именно собственник, создавший учреждение, закрепляет за ним определенное имущество на праве оперативного управления.
Во-вторых, деятельность учреждения полностью или частично финансируется собственником посредством передачи учреждению денежных средств или закрепления за ним иного имущества на праве оперативного управления, что предполагает существенные ограничения по владению и распоряжению этим имуществом. Конструкция права оперативного управления такова, что собственник имущества имеет определенные правомочия по отношению к имуществу, переданному в оперативное управление (ст. 296 ГК РФ), например, собственник вправе изъять излишнее имущество и распорядиться им по своему усмотрению.
В-третьих, собственник может самым максимальным образом реализовывать свои правомочия по распоряжению имуществом. Однако в то же время в соответствии с п. 2 ст. 209 ГК собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам.
Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 48 ГК РФ учреждение относится к юридическим лицам, на имущество которых их учредители имеют право собственности.
Применительно к приведенному примеру судебного дела в соответствии с представленными учредительными документами учредителем учреждения является правительство г. Москвы.
Таким образом, в данном случае именно правительство г. Москвы как собственник-учредитель учреждения может закреплять имущество за созданным им учреждением на праве оперативного управления.
Поступление имущества в оперативное управление. В соответствии с п. 2 ст. 299 ГК РФ плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в оперативном управлении учреждения, а также имущество, приобретенное учреждением по договору или иным основаниям, поступают в оперативное управление учреждения в порядке, установленном ГК, другими законами и иными правовыми актами для приобретения права собственности.
Таким образом, плоды, продукция и доходы от использования имущества, а также имущество, которое было приобретено учреждением по другим основаниям, поступают в его оперативное управление. При этом какого-либо специального решения о закреплении имущества, приобретенного учреждением по договору, на праве оперативного управления за учреждением не требуется .

Заключение
Подводя итог, можно сделать следующие выводы:
1. Право оперативного управления учреждения на закрепленное за ним имущество носит ограниченный характер, что предполагает, во-первых, ограничения по владению и пользованию таким имуществом, а также существенные ограничения по самостоятельному распоряжению таким имуществом. Возможность самостоятельного распоряжения имуществом зависит от вида учреждения, вида объектов и способа приобретения.
2. Говоря об учредителе учреждения, мы имеем в виду учредителя-собственника. В связи с этим сторонние организации не могут закреплять за бюджетным учреждением имущество на праве оперативного управления. Таким правом наделен только учредитель.
3. Оформление документов о закреплении имущества на праве оперативного управления за учреждением имеет важное доказательственное значение для подтверждения законности прав на имущество. При этом первоначально право оперативного управления возникает на основании решения учредителя о закреплении за учреждением имущества.
4. Учреждение вправе заниматься предпринимательской деятельностью, но лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых оно создано, и соответствует этим целям.
Доходы от такой деятельности и приобретенное за счет них имущество поступают в самостоятельное распоряжение. Однако получение права самостоятельного распоряжения доходами и имуществом от разрешенной предпринимательской деятельности нельзя связывать с возникновением у учреждения права собственности на них.
5. Учредитель-собственник наделен правом изъятия имущества, однако перечень оснований такого изъятия исчерпывающе определен в Гражданском кодексе. Решение собственника об изъятии имущества у учреждения должно быть правомерным.

Список использованной литературы
1. Абрамова Е.Н., Аверченко Н.Н., Байгушева Ю.В. [и др.] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая: учеб.-практич. комментарий (под ред. Сергеева А.П.). – “Проспект”, 2010.
2. Алексеев С.С., Васильев А.С., Голофаев В.В., Гонгало Б.М. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (учебно-практический). Части первая, вторая, третья, четвертая (под ред. Степанова С.А.). – 2-е изд., перераб. и доп. – “Проспект; Екатеринбург: Институт частного права”, 2010.
3. Алексеева Д.Г., Андреева Л.В., Андреев В.К. [и др.] Российское предпринимательское право (под ред. И.В. Ершова, Г.Д. Отнюкова). – “Проспект”, 2010.
4. Ахметьянова З.А. Вещные права на имущество юридических лиц. Казань: Изд-во “Таглимат” ИЭУиП, 2001.
5. Гражданское право. Том 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 1998.
6. Гражданское право: Учебник. Часть 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1996.
7. Гражданское право: учебник: в 3 т. Т. 1. / Е.Н. Абрамова, Н.Н. Аверченко, Ю.В. Байгушева [и др.]; под ред. А.П. Сергеева. – “РГ Пресс”, 2010.
8. Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. М.: Изд-во Международного центра финансово-экономического развития, 1998.
9. Ершова И.В. Проблемы правового режима государственного имущества в хозяйственном обороте: теоретические основы и пути совершенствования. М.: Юриспруденция, 2001.
10. Зинченко С., Корх С. Вопросы собственности: законодательство и практика // Хозяйство и право. 2000. N 6.
11. Зинченко С., Корх С. Право собственности: законодательство и практика // Хозяйство и право. 2000. N 6. С. 52.
12. Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 2000.
13. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. В 2 т. Т. 1. Части первая, вторая ГК РФ (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина). – Ин-т государства и права РАН. – 6-е изд., перераб. и доп. – “Издательство Юрайт”, 2011.
14. Коротыв С.О. Юридическая природа права хозяйственного ведения: Дис. … канд. юрид. наук. Санкт-Петербург, 2000.
15. Кряжевских К.П. Право оперативного управления и право хозяйственного ведения государственным имуществом. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.
16. Курбатов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринимательской деятельности. М.: ЦентрЮрИнфоР, 2001.
17. Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации, части первой (под общ. ред. В.А. Белова). – 2-е изд., перераб. и доп. – “Юрайт”; “Юрайт-Издат”, 2011.
18. Практика применения Гражданского кодекса РФ частей второй и третьей (под общ. ред. В.А. Белова). – 2-е изд., перераб. и доп. – “Юрайт”; “Юрайт-Издат”, 2011.
19. Селецкая С.Б. Право хозяйственного ведения и право оперативного управления как элемент правового положения унитарного предприятия. Казань: Мастер Лайн, 2006.
20. Степанов П.В. Корпоративные отношения в гражданском праве // Законодательство. 2002. N 6.
21. Чередникова М.В. О вещных правах по Гражданскому кодексу Российской Федерации. Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. С.С. Алексеева. М., 2000.
22. Щенникова Л.В. Вещные права в гражданском праве России. М., 1996.

Скачай бесплатно: отчет по учебной практике по вещному праву.